суббота, 28 мая 2011 г.

РОДСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ. НАСКОЛЬКО ТЕСНЫМИ ОНИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ.

    Помнится ещё до перестройки муж одной из наших сотрудниц побывал во Франции и пришёл в наш коллектив, чтобы поделиться своими впечатлениями о житье-бытье французов. Запомнился интересный факт о взаимоотношениях людей другой страны. Оказывается у них, ну, то есть у французов этих, не принято приходить в гости без предупреждения даже к родственникам. Жизнь в этой стране тяжёлая, продукты очень дорогие. И если вы всё-таки решили заглянуть на огонёк не предупредив, то на ужин можете не рассчитывать.А если хозяева уже принимают кого-то запланированного, то перед вами могут просто закрыть дверь, вежливо извинившись. Вам объяснят, что на вас не рассчитывали. И никто на это не обижается.

вторник, 17 мая 2011 г.

Я УШЛА В ГОСТИ.

Здравствуйте,дорогие читатели моего блога. Меня сегодня нет дома, я ушла в гости.  В том смысле, что мой новый пост "Путешествие в плацкартном вагоне" опубликован в блоге Ледисфера. приглашаю вас всех в гости вместе со мной. Милости просим на территорию женской журналистики.

среда, 11 мая 2011 г.

НЕТ ПРИЧИН ДЛЯ БЕСПОКОЙСТВА

просто я астеник. Наконец-то я нашла объяснение своей постоянной душевной тревоге. Она ( тревога эта самая ) просыпалась раньше меня. Глаза ещё закрыты и сознание спит, а тревога уже  где-то в области груди уже бодрствует. Лихорадочно начинаю думать: где, что и с кем не так? Муж, вот он , уже проснулся, делает зарядку. Хорошо. Мама старенькая, живёт от меня за тридевять земель. Может быть с ней что-то? Но ведь там рядом моя сестра, дала бы знать, если что-то не так. Дочка  одна с детьми, муж на вахте. Бегу к телефону,

воскресенье, 1 мая 2011 г.

НЕ МЕРКНЕТ СТАРАЯ ЛЮБОВЬ?

О своих бабушках и дедушках внуки думают, что они сразу родились на свет бабушками и дедушками. Вполне естественно, что и я на заре своей жизни думала так же. Но, оказывается, мои дед Иван и бабушка Наталья были молодыми когда-то! Мало того, они ещё и влюблялись!!! Я была по-настоящему потрясена, когда сделала это открытие.

К  бабушке и деду приехал земляк из деревни Сидоровки. Звали его, как и моего деда Иваном. Видно других мужских имён в этой самой Сидоровке  не признавали, потому что отец моего деда тоже был Иваном. Хотя, судя по названию деревни, там все мужики должны были быть Сидорами,
Ну да  бог с ними, с этими Иванами и Сидорами, речь не об этом. Земляк  был чудо как хорош! Высокий  широкоплечий старик с вьющимися седыми волосами. Тогда, как у моего деда Ивана на голове была странная растительность, торчащая в разные стороны, которую и волосами-то назвать было нельзя.
Я не могла глаз отвести от бороды приезжего деда. "Ну прямо, как у Карла Маркса на портрете, что висит у нас в классе", - подумала я. Видать дед это в молодости был красавцем. Секс - символ, как сказали бы сейчас. Но тогда таких слов и понятий никто знать - не знал.

Ну, так вот, сидят эти два Ивана за столом, бражку пьют, картошкой с капусткой закусывают, разговоры разговаривают, всех своих земляков в подробностях вспоминают... Бабушка Наталья у плиты возиться, изредка вставляет словечко- другое в мужской неспешный разговор.

И тут вдруг пьяненький дед Иван, подперев щёку кулаком и придав глазам томно - мечтательное выражение, не знакомым каким-то голосом спрашивает гостя:
- А скажи-ка ты мне, как там Манечка живёт?
Гость слегка замешкался с ответом. Бабушка замерла у плиты, улыбка слетела с её лица. Она даже побледнела. Ну просто классическая немая сцена.
-Так померла Манечка-то. В прошлом годе и померла. Болела.
У деда  Ивана навернулись на глаза слёзы. Он молча выпил. Потом еле слышно произнёс:
- Ты ей святов на могилку от меня полож.
  И тут, маленькая сухонькая бабка Наталья подскочила, да так шустро, к деду и принялась хлестать его кухонным полотенцем. При этом она кричала и плакала:
 Манечку вспомнил! Святов на могилку! Я тебе покажу Манечку! Я тебе покажу святов! Да её замуж - то за тебя не отдали, потому что ты был голытьба последняя!
 Дед не проронил не слова и даже не пытался защититься от бабушкиного полотенца. А она, видимо устав сама от себя, села на табуретку и заплакала ещё горше:
- Паразит ты, Иван,- схлипывала  бабушка,- сколь годов прошло, а ты всё Манечка, да Манечка.